+7 499 135-41-63
   info@forecsys.ru

Компания

Общие сведения

Наши клиенты

Клиенты компании

Пресса

Cтатьи, обзоры, публикации о компании

Персоналии

Визитные карточки сотрудников

Контакты

Телефон, факс, почтовый и электронный адреса

Как кошке стать звездой

Журнал «Эксперт»,
№ 2 (403) от 19-25 января 2004 года

Автор: Дан Медовников

 

Успешные инновационные компании не делят науку на чистую и прикладную, ориентированы на внутренний спрос и управляются предпринимателями с отличным научным бэкграундом.

Г.К. БоресковВот вам и success story. Может, не хватает в завершение пары абзацев про то, как проснулась наконец «большая нефтянка» и начала заказывать БИМТы-миллионники, а обороты маленькой сибирской инновационной фирмы преодолели миллиардную отметку. Впрочем, тогда это уже будет не инновационный бизнес, а то, во что он в случае успеха превращается, — звезда национального, если не международного масштаба.

Опыт Института катализа им. Г. К. Борескова еще привлечет внимание специалистов по истории новейшей российской экономики. Но нам кажется, что некоторые полезные соображения можно высказать по горячим следам, тем более что подобные инновационные проекты хоть и редки пока в нашем отечестве, но не единичны. Навскидку приходят на память еще два уже описанных в нашем журнале примера — компания «Фомос», развернувшая производство нового класса пьезоматериалов на основе лангасита и вплотную подобравшаяся к многомиллиардному рынку сотовой связи, и фирма «Форексис», сделавшая ставку на коммерциализацию мастерства школы академика Журавлева в написании уникальных алгоритмов, спрос на которые, как показала практика, есть почти на любом рынке. Что объединяет эти случаи?

Первое — особенности научных школ, породивших эти проекты. Представители этих школ не только научились делать нечто лучше всех в мире, но и смогли превратить свое интеллектуальное преимущество в преимущество конкурентное. Прослойка между фундаментальным и прикладным знанием и в Институте катализа, и на кафедре физики кристаллов МИСиСа, и на физтеховской кафедре Журавлева оказалась достаточно тонкой и относительно легко капитализируемой.

Второе — все три компании начинали с поиска ниш на внутреннем рынке и продолжают считать его своим стратегическим приоритетом (в «Фомосе» даже вывели «порог устойчивости» русского инновационного бизнеса — более трети хайтечной продукции должно сбываться внутри страны). Это очень важный момент, так как специалисты в инновационной сфере зачастую недооценивают внутренний спрос и рекомендуют строить бизнес-модели, ориентированные на мировую НТП-конъюнктуру. Да, денег там гораздо больше, и на первый взгляд сбыть свою разработку там легче. Но за это приходится платить — контрольным пакетом, переносом центра принятия решений в чужую бизнес-среду, разрывом тонких и разветвленных связей с родной научной школой.

Между тем приведенные нами примеры демонстрируют реальную возможность при определенных маркетинговых усилиях формировать новый рынок здесь и сейчас. Особенно быстро дело пойдет, если вы, как новосибирские химики, будете нацелены на решение проблем отраслей, критически важных для национального хозяйства.

И, наконец, третье. Для коммерческого успеха разработки нужен специалист-кентавр, наполовину ученый, наполовину бизнесмен, верящий в коммерческий успех инновационного проекта. Как правило, это выходец из соответствующей alma mater, В бурные 90-е он отправился делать деньги на более привлекательных рынках, но связей со своей научной школой не прервал и вернулся, чтобы на ее основе создать успешный бизнес. Президент «Фомос технолоджи» Владимир Аленков закончил МИСиС, потом успешно торговал обувью и шинами, а в середине 90-х решил заняться коммерциализацией лангасита. Александр Черепнин, генеральный директор «Форексис», выпускник журавлевской кафедры в МФТИ, несколько лет занимался финансами и недвижимостью, а в конце 90-х увидел, что игроки и этих, и других рынков могут хорошо платить за умение создавать уникальные алгоритмы. Сергей Кильдяшев по образованию экономист, но много лет проработал в Институте катализа, имеет несколько патентов в области каталитической химии, а параллельно занимался другим бизнесом.

Это уникальный слой тридцати-сорокалетних ученых-предпринимателей, порожденных реформами. Может быть, через некоторое время их сменят специально обученные инновационному бизнесу профессионалы, а эти, как мокрецы у Стругацких, уйдут со сцены. Но сейчас именно они ускоряют историю — создают в нашем хозяйстве островки будущей инновационной экономики. Пока в варианте бостонской матрицы для российской экономики инновационные компании прописаны в кошачьем сегменте. Мы уверены, что лидерам русских инноваций в кошках ходить осталось недолго — до первых звезд рукой подать.