Прогнозирование и анализ данных

Компания

Общие сведения

Наши клиенты

Клиенты компании

Пресса

Cтатьи, обзоры, публикации о компании

Персоналии

Визитные карточки сотрудников

Контакты

Телефон, факс, почтовый и электронный адреса

Нелишние малости

Журнал «Эксперт Online», 25 января 2007 года

Авторы: Анастасия Малахова, Екатерина Шохина

 

Правительство решило поддержать инновационную деятельность в стране. Инноваторы радуются предложенным Минфином мерам, но корень зла видят в отсутствии желания у российского бизнеса покупать отечественные технологии.

Нелишние малости

Сегодня на заседании правительства были одобрены изменения в налоговое законодательство, направленные на стимулирование инновационной деятельности, которые разработал Минфин. «Нужное решение принято!» — сказал премьер-министр Михаил Фрадков.

В целях стимулирования инновационной деятельности проектом федерального закона «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в части формирования благоприятных налоговых условий для финансирования инновационной деятельности» предусматривается внесение изменений в главы «Налог на добавленную стоимость», «Налог на прибыль организаций» и «Упрощенная система налогообложения» Налогового кодекса Российской Федерации.

Как сообщил на заседании правительства замминистра финансов Сергей Шаталов, изменения будут затрагивать НДС, налог на прибыль, отмену некоторых ввозных пошлин на оборудование, вопросы функционирования особых экономических зон, расходы на патенты и некоторые другие вопросы. «В базе 2007 года совокупность этих мер означает, что бизнес получает налоговые преференции на 3 млрд рублей», — сказал Шаталов.

Проект закона Минфин предоставлять «Эксперту Online» отказался, однако некоторые из мер представлены в анонсе сегодняшнего правительственного часа.

Так, например, поправки предусматривают освобождение от НДС услуг, за исключением посреднических, по передаче и предоставлению лицензий и патентов, связанных с оборотом интеллектуальной собственности. Также законопроект предусматривает возможность освобождения от НДС НИОКР по созданию новых продуктов или усовершенствованию имеющихся, если в состав этих НИОКР включены определенные виды инновационной деятельности, предусмотренные законопроектом. Кроме того, документ утверждает ускоренную амортизацию для основных средств, используемых в научно-технической деятельности.

Также законопроект расширяет перечень научно-технических фондов, перечисления средств в которые освобождаются от уплаты налога на прибыль. Сам перечень будет утверждаться правительством. Предельный норматив отчисления в эти фонды, которые подпадают под освобождение от налогообложения, увеличивается с 0,5% дохода до 1,5%. Как пояснил «Эксперту Online» генеральный директор Российского фонда технологического развития Андрей Фонотов, «заинтересованные предприятия отчисляют в фонд деньги для того, чтобы потом финансировались разработки интересующих их технологий. Например, МПС создало несколько лет назад такой фонд и пыталось финансировать из этого фонда высокоскоростной поезд «Сокол» (кстати, «Сокол» так и не поехал...).

Инноваторы радуются тому, что правительство наконец озаботилось их судьбой, но считают, что ситуация вряд ли кардинально изменится. Как рассказал «Эксперту Online» заместитель директора группы компаний «Форексис» по развитию Юрий Чехович, на данный момент объем инновационного бизнеса в нашей стране мизерный и подобные меры правительства приятны в любом случае — хотя бы с той точки зрения, что инновационной деятельности уделяют какое-то внимание. Однако, подчеркивает Чехович, самое важное то, как все это будет реализовано на практике. В частности, одной из проблем являются сложности с определением самой инновационной деятельности: «Любой список видов деятельности, которые можно назвать инновационными, может быть неполным. Возможно, логичнее даже указать те виды деятельности, которые инновационными не являются», — говорит специалист. Отсюда может возникнуть две проблемы — если определение будет слишком широким, то налоговые преференции превратятся в лазейку оптимизации налогообложения для любых компаний. Если же определение будет слишком узким, то немногие смогут воспользоваться этими преференциями. «Основная проблема — это противоречие различных юридических документов, с которыми связана инновационная деятельность. Например, противоречия содержатся в Бюджетном и Трудовом кодексе, в них по-разному трактуются различные инновационные понятия. Не хватает системности!» — подтверждает начальник управления Российского фонда фундаментальных исследований, доктор физико-математических наук Сергей Цыганов.

«Хорошо, что правительство наконец озаботилось инновационной деятельностью, — также радуется Андрей Фонотов. — Что касается фондов НИОКР, это возвращение к нормам, которые существовали до принятия Налогового кодекса в 2001 году. Тогда это все было просто уничтожено. Говорилось, что какие-либо льготы не нужны, это только коррупционноемкие мероприятия». Однако Фонотов сомневается, что предложенных мер будет достаточно для развития инновационной деятельности. «Взять хотя бы нас — научные фонды. Хорошо, что норматив отчисления увеличивается с 0,5% до 1,5% от валовой выручки. Но сейчас таких фондов практически уже не осталось. Некому отчислять деньги. Минфин всячески препятствует регистрации фондов. Поэтому эта норма работать не будет. Сейчас нет стимулов и фондам собирать эти деньги. Ведь 0,5% выводятся из налогооблагаемой базы, но при этом фонд должен в Российский фонд технологического развития отчислять 25% от этих денег. И когда у нас налог на прибыль был больше 30%, это было выгодно, а сейчас 24% налог на прибыль, а отчисления 25%», — говорит Фонотов.

Что же касается самой цифры в 3 млрд рублей (дополнительные налоговые преференции на инновационную деятельность в 2007 году), то, по словам Цыганова, для целого бизнеса это, возможно, недостаточно, но, учитывая размеры бюджетного финансирования, для российской науки и такая цифра является «важной и нужной».

Но самое главное, отмечают инноваторы, это то, что российские инновации пока не востребованы российским бизнесом. Поэтому можно принимать любые меры по стимулированию, а покупать это никто не будет.

«Были надежды на то, что сырьевые компании будут диверсифицироваться и вкладывать деньги в отечественные высокие технологии. Покупать наши технологии. Но сырьевые компании этого не делают, предпочитая покупать более дорогие, но уже проверенные и сертифицированные технологические продукты. Получается, что технологии не находят своего применения. Не воспринимаются рынком, — говорит Фонотов. — У меня в фонде был проект — разработан был копеечный реактив для промывки цистерн от мазута. Пришли с этой разработкой в «ЛУКойл», а они сказали — мы лучше купим в несколько раз дороже в Германии. Другой пример: разработали у нас в стране спутниковые навигационные системы для самолетов. Система качественная, сертифицированная, но для самолетов RRJ ее не закупают, хотя западная система стоит в четыре раза дороже и менее универсальна. Гарантии, что технологии будут куплены, нет. Нужна политическая воля — например, запретить на бюджетные деньги закупать импортные технологии, как это делается в США».

Инновационному бизнесу мешает отсутствие четкого механизма передачи интеллектуальной собственности малым инновационным предприятиям. «Это в основном проблема правоприменения. Те структуры, которые производят знания, не могут получить потом за это деньги», — говорит Чехович.

 

 

Статья опубликована с разрешения редакции журнала «Эксперт online».